ВМС Украины после «Крымской весны»: быть или не быть?

вмс украины после крымской весныВоссоединение Крыма с Россией создает принципиально новую военно-морскую ситуацию на Черном море. Прежде всего, по мнению целого ряда аналитиков, меняется не только количественное соотношение сил, но и сам характер отношений в этой, по сути, замкнутой морской акватории. Россия возвращает себе роль не только ведущей, но и главной военно-морской державы Черноморья, не только усиливает свои позиции, но и делает их во многом доминирующими.
Мирная операция воссоединения сухопутной части Крыма имела более значительную, но менее афишируемую военно-морскую составляющую, главным итогом которой стала превращение украинского военно-морского флота из второразрядного в … бывший. Заметим сразу, речь идет о флоте, который унизительным для России, по сути, навязанным ей методом принудительной «дележки» отпочковался от советского Черноморского военно-морского флота.

Сам раздел Черноморского флота воскрешал аналогии с трагедией затопления парусного флота в Севастопольской бухте во время Крымской войны 1853–1856 гг. Стремление нарождающейся украинской государственности обязательно иметь свой морской трезубец приводило к трагикомичной пафосности с попытками насаждения украинской символики на тогда еще советских кораблях и судах, а порой и создавала критические опасные ситуации. Чего стоили только попытки захватов и угонов черноморских кораблей тогда еще советского флота. Доходило до того, что неоперившиеся украинские «военморы» наглухо закрывались в отсеках, требуя поднять «жовто-блокитный» флаг над кораблями, абсолютное большинство экипажа которого оставалось верным России.

В результате раздела Черноморского флота Советского Союза Украина получила не только места базирования своих кораблей в Севастополе, но и свои военно-морские базы, которые к моменту воссоединения пришли почти в полный упадок. Общая же численность украинских кораблей и судов составила тогда около сотни, единицы из которой, говоря флотским языком, оказались на ходу — то есть просто могли отойти от причальной стенки и выйти в море. К началу «Крымской весны» начальная численность флота существенно уменьшилась, но все-таки представляла собой определенную силу, которая во взаимодействии с рядом натовских флотов Причерноморья и в случае усиления кораблями основных государств НАТО превращалась в серьезную группировку.

Хотя внешне все выглядело вполне благопристойно — совместные парады с российским ВМФ, изредка учения, но чаще всего не двусторонние, а совместные с НАТО. Можно только предполагать, какими бы инцидентами было бы отмечено послемайдановское совместное пребывание флотов в Севастополе после смены власти в Киева … Холодное противостояние двадцати трехлетней давности, когда делился флот выглядело бы невинной забавой…

Вряд ли предполагал адмирал Нахимов, что его решение о затоплении парусных кораблей на входе в Севастопольскую бухту будет взято на вооружение его последователями свыше полутора века спустя. Оказывается, история столь экзотического боевого применения может воскреснуть в современное время. Адмирал закрывал проход в бухту объединенной англо-франко-турецкой эскадре в город славы русских моряков, а его последователи из командования российским Черноморским флотом, затопив отсуживавший все установленные сроки эскадренной миноносец «Очаков» на выходе из военно-морской базы Донузлав, закупорили находившиеся там украинские боевые корабли.

Впрочем, украинские матросы пытались разблокировать проход с помощью морского тральщика «Черкассы». Как сообщало тогда министерство обороны Украины, «вооруженные люди на быстроходных катерах предпринимают попытки высадиться на борт морского тральщика «Черкассы» Военно-Морских Сил Вооруженных Сил Украины. Украинский корабль, чтобы предупредить высадку «десанта» вооруженных лиц, постоянно осуществляет маневрирование по акватории озера Донузлав». Еще более драматичным были события вокруг большого десантного корабля «Константин Ольшанский». Там, по сути, действовали абордажные групп сил самообороны Крыма.

Но в итоге Российская Федерация передала украинской стороне 44 корабля и судна ВМС Украины, которые ранее дислоцировались в Крыму, а также практически всю авиацию из крымских аэродромов. А это почти две трети технического оснащения украинского флота. Но, как было официально заявлено, техника, которую можно использовать для ведения боевых действий, «пока не передается». При этом три корабля по договоренности с украинской стороной были переданы на утилизацию на севастопольское предприятие «Вторчермет». И все это еще раз подтверждает отсутствие агрессивных намерений с российской стороны. Как, впрочем, и планы о возврате Украине ее единственной субмарины «Запорожье», которую она хотела реализовать внешним покупателям после частичного ремонта, и главное — замены аккумуляторных батарей для субмарин, которые не производит Украина. Но потом от них отказались опять-таки по известным причинам…

Что же касается единственного реально боеспособного фрегата «Гетман Сагайдачный», то и его перспективы выглядят весьма расплывчатыми — усиленная эксплуатация в интересах «демонстрации украинского военно-морского флага» ускоренными темпами выбивает его ресурс, как боеспособной единицы.

Кроме фрегата, пока в активе украинского флота из крупных боевых единиц — корвет «Винница», ракетный катер «Прилуки», сторожевой катер «Скадовск», средний десантный корабль «Кировоград» и несколько вспомогательных судов.

Правда, сегодня такие заявления не находят реального подтверждения. И дело не только в весьма ограниченном корабельно-катерном составе. По официальным сообщениям, на вооружении украинского флота находится более 50 боевых кораблей, катеров и судов обеспечения, более 20 самолетов и вертолетов.

Однако корабли и суда ВМС Украины практически не выходят в море, значительная часть офицерского состава перешла на сторону Российской Федерации. Места базирования — Одесса, Очаков и Николаев — хоть и приняли украинский флот, но явно не приспособлены для эффективного базирования даже такого количества надводных кораблей. Не спасает дело и «шефская помощь» местных властей, будущее финансирования флота выглядит весьма туманно.

Но самое интересное в этой ситуации другое — оперативная готовность Вашингтона разгрузить места консервации своих кораблей в пользу восстановления украинских ВМС. В кандидаты для усиления украинского флота, по имеющимся данным, уже значатся сторожевые катера постройки 1950–1960-х годов, а также несколько танкодесантных кораблей, стоявших в консервации со времен Второй мировой войны. Для чего Украине десантные корабли на Черном море и куда она собирается сегодня высаживать морские десанты, особой загадкой не является. Как и обучение ее морской пехоты и береговых войск тактике ведения боевых действий в городе в условиях АТО.

Есть у ВМС США планы расконсервировать и эсминцы военной поры для передачи Украине. То есть, США намерены пойти по пути, который они создали еще в период создания румынского и болгарского флотов по натовским лекалам — передаче старых кораблей для последующей модернизации и эксплуатации в интересах блока.

Так или иначе, но уже сегодня становится понятным, что изменение военно-морского баланса в Черном море, НАТО и Вашингтон постараются как можно скорее компенсировать и частичным восстановлением украинского флота и повышением натовского присутствия. Частично элементы такого наращивания группировки отрабатывались в ходе недавнего ежегодного учения «Си бриз», которые впервые за долгие годы проходило без участия российских моряков.

В этих условиях укрепление российского Черноморского флота выглядит вполне оправданным, и отвечающим интересам укрепления национальной безопасности.

Источник: rosvesty

  • гость

    Все в лучших традициях брежневской эпохи — натовский сапог готовится попирать родную земельку, кругом враги, героизм русских маряков, хохлы (грузины, латышы, поляки — нужное подчекнуть) сволочи.

  • ЯГ

    Ничего, когда с голоду будете подыхать по-другому запоёте. Только уже позно.