Анализ показал, что практически все государственные программы Севастополя нуждаются в существенной доработке, — Вячеслав Аксенов‏

Анализ показал, что практически все государственные программы Севастополя нуждаются в существенной доработке, - Вячеслав Аксенов‏На какой стадии сейчас находится работа над бюджетом, о ситуации в финансовой сфере города рассказал в эфире программы «Радиорубка» на НТС председатель комиссии по бюджету Вячеслав Аксенов.

— Сейчас мы работаем над бюджетом 2016 года и параллельно готовимся в седьмой раз принять изменения в закон о бюджете текущего года.

— С чем связаны эти изменения?

— Приятная новость, что доходы нашего бюджета оказались выше, чем планировалось. Хотя, я думаю, тут присутствует элемент перестраховки — гораздо лучше перевыполнить план, чем недовыполнить, поэтому в бюджет старались не заложить лишнего. Один раз мы его уже увеличивали на 400 миллионов рублей, сейчас идет второе увеличение – на 480 миллионов рублей. Правда, не все наши дополнительные доходы пойдут в бюджет, так как Министерство финансов РФ борется с практикой неточного планирования, поэтому часть дополнительных доходов пойдет на погашение дефицита, а остальные деньги – на решение наших насущных задач. Основные направления, которые прописаны в изменениях, – приобретение жилья сиротам, лицам, нуждающимся в переселении из ветхих, аварийных домов, и компенсация разницы в тарифах на коммунальные услуги управляющим компаниям и теплоснабжающим организациям.

— Доходная часть выросла за счет налоговых поступлений?

— Да, перевыполняется план по налогам на прибыль и на доходы физических лиц. Приятно, что растет средняя заработная плата, хотя хотелось бы, чтобы это происходило быстрее, так как цены, к сожалению, тоже не стоят на месте. Также в городе хорошо зарекомендовала себя патентная система – в Севастополе ей пользуются гораздо активнее, чем в других регионах РФ.

— Тем не менее бюджет Севастополя дотационный и, судя по всему, таким будет оставаться еще долго. Каково соотношение федеральных и собственных средств в структуре расходов бюджета города?

— Собственных доходов примерно 7 из 28 миллиардов рублей. Это приблизительно четверть. Хотя по факту картина будет выглядеть лучше, потому по доходам мы перевыполнили план, а что касается расходов – по некоторым направлениям мы существенно отстаем с освоением средств, к примеру, это касается городского хозяйства, поэтому, по результатам года окажется, что в соответствии с первоначальным планом мы потратили меньше денег, а заработали больше. Но, конечно, 25 процентов – это незначительная доля. Примерно такое же соотношение закладывается и на следующий год.

— Семь раз вносились изменения в бюджет. Можно ли этого избежать этого в дальнейшем?

— Я надеюсь, что бюджет следующего года мы составим более качественно, и, по крайней мере, этих изменений будет меньше. В этом году Департамент финансов готовил новые изменения, не дождавшись старых. Это, конечно, сверхчрезвычайная ситуация. Разумеется, необходимо входить в более стабильный режим работы, и для этого нужно, прежде всего, на начальном этапе принять более обоснованный и взвешенный бюджет, к чему мы и стремимся.

— Вернусь к теме профицитного бюджета, который рано или поздно должен быть в Севастополе, как это было заявлено в концепции развития Севастополя, с которой шла на выборы партия «Единая Россия». Какие-то сроки на повышение собственной доходности ставятся?

— Разумеется. Наша задача развивать экономику города, для этого, прежде всего, нужно делать акцент на производства, которые принесут максимальный эффект. Безусловно, город был и останется базой Черноморского флота, и этот приоритет для нас остается важнейшим и ни в коем случае не будет ущемлен. Более того, это очень важный источник рабочих мест для города. Но тем не менее Севастополь – это не только база Черноморского флота, но и город с огромным научно-техническим потенциалом, который нам нужно использовать. Мы знаем, что у нас есть предприятия, являющиеся лидерами не только в России, но и на мировом рынке. Это ЦКБ «Коралл» и компания «Таврида Электрик». Есть и менее известные предприятия, которые работают на базе собственных изобретений, выпуская продукцию высочайшего, мирового уровня, вполне конкурентоспособную. Мы можем развивать эти производства и использовать их как источник доходов для города. Мы не в полной мере пользуемся природными особенностями нашего города. В Севастополе созданы уникальные условия для развития виноделия: мы можем выращивать виноград, который сложно получить где-то еще, и, соответственно, зарабатывать на этом. Но это направление у нас недостаточно развивается, нужно привлекать инвестиции. Кроме этого, не стоит забывать о нетрадиционных для нашего города направлениях, тем более чтонаучный потенциал позволяет. К сожалению, мы движемся не так быстро, как хотелось бы. Создание индустриального и технологического парков могли бы снять ряд инфраструктурных проблем, которые сдерживают приход инвесторов. До сих пор не ясно, на каких площадках они будут размещаться.

— Одна из самых обсуждаемых тем последней недели — анализ депутатами Законодательного Собрания государственных программ, над которыми работали чиновники Правительства. На ваш взгляд, насколько эти программы качественные?

— Этой работой занимались все комитеты и комиссии Законодательного Собрания. Согласно постановлению Правительства города в Севастополе должно быть принято 56 государственных программ. Анализ показал, что практически все программы нуждаются в существенной доработке и корректировке.

— Вы говорили о том, что некоторые программы содержат серьезные арифметические ошибки.

— Да, это так. Я как член комитета по экономике анализировал программу по сельскому хозяйству, которая содержала арифметическую ошибку в 100 миллионов рублей. Но должен отметить, что буквально сегодня состоялось заседание Правительства, на котором вносились изменения в программу для устранения этих неточностей. Но арифметические ошибки — это вопиющие факты. Хорошо, что их устранили, но есть недоработки. Программа – это документ, который определяет, какие цели мы ставим в развитии сельского хозяйства, какие задачи решаем для достижения этих целей, какие мероприятия проводим, после чего мы определяем, что конкретно должно быть сделано и какой мы получим результат. Конкретный результат – это ключевое звено, которое у нас, как правило, либо отсутствует, либо недостаточно обосновано. Допустим, мы хотим развивать тепличное хозяйство в рамках программы развития сельского хозяйства, но при этом мы не указываем, сколько будет построено теплиц и какая задействована площадь. Есть только сумма средств, выделяемая на развитие тепличного хозяйства, при этом без обоснования, почему именно такая цифра. Или же программа развития животноводства. Известно, сколько производится мяса, молока, и написано, что индекс стоимости продукции животноводства будет расти по годам на такой-то процент. Если посмотреть на индекс инфляции, то получается, что деньги тратить на животноводство не надо, мы перевыполним программу без инвестирования, потому что этот индекс у нас будет обеспечен за счет инфляции. Спрашивается, зачем тратить деньги, если конкретных показателей по приросту в натуральном исчислении нет? Я на это обращал внимание представителей Правительства при обсуждении результатов программ. Коллеги из Крыма находятся в таком же положении и составляют аналогичные программы в те же сроки, но почему-то нашли возможность прописать натуральные показатели, которые позволят обеспечить контроль, а Севастополь этого сделать не может. Нам обещали, что эти недочеты будут устранены, но в откорректированном варианте эти замечания так и не были устранены.

— Департаменту промышленности и сельского хозяйства еще предстоит дорабатывать программы?

— Да, доработка нужна, хотя мы понимаем прекрасно, что останавливать реализацию этих программ нельзя, потому что в какой-то степени они действительно поддерживают наше сельское хозяйство — происходит обновление виноградников, реализуются фермерские проекты. Но при этом признать расходы на эти цели мы тоже не можем.